HENINEN.NETONEGO.RUБЕКМАН отец и сынАльфред Андреевич БекманАндрей Альфредович БекманПосвящениеОтклики

Отрывок из статьи А.А.Здановича
«Бывшие морские офицеры как объект оперативного воздействия органов ВЧУ-ОГПУ (1918-1931)»

Уже в январе 1925 г. пятое отделение ОКРО ПП ОГПУ в ЛВО в контакте с особистами Балтфлота завело агентурное дело «Моряки». Основой дела послужили материалы Иностранного отдела о наличии устойчивых связей членов Парижского Морского союза с бывшими сослуживцами в Ленинграде и Кронштадте. Чекисты установили фамилии двух курьеров, однако задержать их не смогли. Кроме того, арестованный монархист бывший полковник В.Архипов на следствии показал о наличии подпольной организации среди командиров флота, существующей с 1918 года, и завербованных тогда английским военно-морским атташе Ф.Кроми.

Поиск чекисты начали с изучения 350 дел Центральной фильтрационной комиссии, работавшей в 1921-1922 годах, и отобрали из них около 30 человек для дальнейшей проработки.

Возможность выйти на организацию появилась в ходе операции по выводу в СССР Морозова — финского шпиона, бывшего комиссара Чудской флотилии, уведшим ее к белым в 1919 году. Однако при аресте в марте 1925 г. он скончался от сердечного приступа. Единственное, что выяснили оперработники, что Морозов ранее несколько раз бывал на советской территории и в Ленинграде встречался с командиром учебного судна Трефолев, бывшим офицером П.Постельниковым.

Для разработки его и дальнейшего выхода на организацию сотрудники ОГПУ завербовали двух бывших офицеров. К удивлению чекистов оба командира рассказали об участии в 1918 году в некой морской подпольной организации под руководством адмиралов А.Развозова и М.Бахирева. Но завербованные моряки утверждали, что организация прекратила свое существование после окончания Гражданской войны. В то же время они назвали нескольких бывших офицеров, кто также имел отношение к антисоветской деятельности в 1918-1919 годах. Пришлось подключить Особый отдел Черноморского флота, так как нити потянулись на юг.

По ходу дела чекисты уточняли оперативную базу поиска. Так, в середине июня 1926 года они суммировали информацию о командном составе боевых судов и штабов Балтийского и Черноморского флотов. Из 64 человек — 60 являлись бывшими офицерами, 56 происходили из дворян. Всего 4 командира состояли в большевистской партии. Среди 60 моряков из числа комсостава и предстояло вести работу. Однако еще несколько десятков человек в разные годы были уволены с военной службы. Сведения о них направили в органы ОГПУ по местам их жительства. Таким образом, можно утверждать о более чем ста фигурантах агентурного дела «Моряки».

В мае 1926 года разработка подошла к своей финальной стадии. Сигналом к началу ее реализации послужили добытые Разведывательным управлением штаба РККА сведения о намеченной англичанами на июнь массовой диверсионной операции, включая и объекты БФ и ЧФ. В свою очередь особисты заострили внимание наркома по военным и морским делам К.Ворошилова на ряде аварий на кораблях, похожих на диверсии.

В середине мая состоялось совещание у К.Ворошилова, по решению которого для проверки собранной информации на Черноморский флот выехали помощник начальника Особого отдела ОГПУ Л.Залин, начальник Разведупра Штаба РККА Я.Берзин и представитель Политического управления Анскин. В Ленинград отправился заместитель Особого и по совместительству Контрразведывательного отдела Я.Ольский.

Обе комиссии пришли к выводу, что ожидать массовых выступлений на флотах нет оснований, однако налицо несколько группировок бывших офицеров, некоторые члены которых участвовали в 1918-1920 годах в противобольшевистских организациях и некоторым образом причастны к авариям на кораблях и судах.

С целью разгрома потенциально опасных группировок было принято и утверждено К.Ворошиловым решение о проведении арестов и дальнейшей разработки дела следственным путем. Кроме этого, предлагалось провести чистку комсостава БФ и ЧФ, решительнее выдвигать на ответственные должности краскомов, назначать их командирами боевых кораблей.

14 июня 1926 года заместитель председателя ОГПУ и начальник Особого отдела Г.Ягода доложил на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) о намеченной операции. Его информацию приняли к сведению и согласились с групповыми арестами.

Полномочное представительство ОГПУ в ЛВО арестовало 25 человек из числа бывших офицеров флота, как состоявших на военной службе, так и уволенных в запас.

По ответвлению дела «Моряки » в рамках разработки под названием «Боевое ядро» арестовали 13 действующих командиров и запасников на Черноморском флоте.

В ходе следствия удалось доказать причастность арестованных к организации бывшего военно-морского атташе в Петрограде Ф.Кроми, организации «ОК » и другим подпольным группам. Однако следователи констатировали, что их враждебная деятельность имела место лишь в годы Гражданской войны. Отдельным фигурантам дел инкриминировали наличие не санкционированной командованием переписки с заграницей.

И тем не менее из арестованных на Балтфлоте 7 человек приговорили к расстрелу, 4 — к десяти и 8 — к пяти годам лагерей. По Черноморскому флоту 5 человек получили по десять лет лагерей, 3 — по пять и еще 4 подследственных — по три года. Один бывший офицер был выслан на Урал сроком на три года.

"Исторические чтения на Лубянке, 1997-2007", Кучково поле, Москва, 2008, стр. 111-113
© Onego.ru 1999–2000
© Heninen.net 1999–2017