HENINEN.NETRAATTEEN PORTTISuomiEnglishНовостиИнформация о проектеПантеон памятиЭкспедицияМедиаПрессаСсылкиГостевая книгаХроника боевФотоархивДокументыВойна и судьбыПамять и законСотрудничество музеевТуризм
Монумент Зимней войне
Вспомним всех поименно?

В ходе осуществления совместного российско-финляндского проекта «Монумент Зимней войне» поставлена задача установить имена всех советских и финских солдат, погибших в боях под Суомуссалми. В открытом 14 марта нынешнего года мемориальном комплексе на Раатской дороге, ведущей в Суомуссалми, вокруг памятника «Раскрытые объятия» раскинулось Каменное поле, где 20 тысяч камней символизируют павших воинов. Появятся ли на каждом из камней имена погибших? Ответ на этот вопрос и пытаются найти участники совместного проекта. Задача финской стороны практически выполнена: имена около тысячи солдат, погибших в оборонительных боях, уже высечены на досках, вывешенных в музее «Раатская дорога».

Задача российских участников сложнее: точное число погибших красноармейцев до сих пор не установлено. В издающейся Министерством обороны «Книге памяти» список погибших может оказаться очень неполным – в ходе трагических событий зимы 1939/40 года под Суомуссалми погибли и замерзли в финских снегах тысячи солдат из воевавших здесь 163-й и 44-й дивизий 9-й армии. Даже в официальной справке штаба 9-й армии, подводящей итоги военной кампании, отмечено, что «прибывающие соединения, части и учреждения направлялись на одно из трех направлений, вступали в бой... как правило, не донося о своем прибытии и не представляя сведений о численном и боевом составе». В финских же источниках констатируется: «Подсчитать точное количество убитых оказалось невозможным, ибо снег укрыл их и замерзших насмерть». При недавних попытках вскрывать места массовых захоронений было обнаружено, что тела погибших были беспорядочно свалены вместе с павшими лошадьми.

Достаточно полные сведения о красноармейцах, не вернувшихся с Зимней войны, можно попытаться восстановить, только подключив официальные структуры и общественность тех территорий, где формировались воевавшие под Суомуссалми дивизии. Автор этих заметок побывал нынешним летом в Тульской области, где формировалась 163-я дивизия.

Должен признаться, что привели меня на родину, в Тулу, и личные мотивы: мой отец в 1939 году был, как и многие другие запасники из нашего небольшого поселка Огаревка Тульской области, призван в армию и воевал под Суомуссалми в 365-м артиллерийском полку 163-й дивизии. Мне повезло: мой отец оказался в числе тех немногих, кому удалось вернуться из-под Суомуссалми живым. «Нас командир батальона вывел озерами, – рассказывал отец, – а соседний, Белевский, полк погиб полностью».

Красноармеец Владимир Давыдов у блиндажа, 163 дивизия
© Евгений Давыдов
Декабрь 1939 года. Красноармеец Владимир Давыдов у блиндажа, 163 дивизия

Поездка в Тулу принесла и открытия, и разочарования. Стало ясно, что в поиске имен жертв Зимней войны участников проекта ждут трудности и объективные, и субъективные. Город жил подготовкой к празднованию годовщины Курской битвы. Все внимание было уделено ветеранам этого сражения, и предельно занятый областной военком назначил встречу с приезжим из Карелии только через неделю, для того чтобы сообщить: все материалы по финской кампании давно отправлены в Подольский архив Министерства обороны.

Помещение, где расположился тульский Совет ветеранов войны, пестрело стендами, повествующими о славных страницах Великой Отечественной. Председатель комитета Николай Александрович Серегин на вопрос: есть ли какие-то материалы о финской войне и есть ли живые ветераны? – только развел руками. После короткой беседы вдруг вспомнил, что с финской войны не вернулся его родной дядя Василий Расторгуев, который призывался из пригорода Тулы – Косой Горы – и был, кажется, кавалеристом. Можно с достаточной уверенностью предположить, что дядя председателя совета, скорее всего, был при лошади, но ездовым в том самом тульском артиллерийском полку, в котором воевал мой отец. Тягловая сила при пушках в те времена была конная.

Война, которая по точному определению поэта Александра Твардовского была «незнаменитой», оказалась сегодня и почти забытой, заслоненной событиями большой войны 1941-1945 годов. И словно вычеркнутыми из истории оказались жертвы Зимней войны. После разговоров с туляками вдруг выплывали у многих в памяти воспоминания о войне финской.

- Да, – сказал мне один из довольно молодых собеседников, – у нас в деревне Сорочинцы говорили о пяти солдатах, не вернувшихся с финской.

Имен, однако, собеседник назвать не мог.

Занимается ли кто-нибудь историей участия туляков в Зимней войне? – этот вопрос я задавал многим.

- Сходите к Ботю, – посоветовали мне.

Вячеслав Иванович Боть – почетный гражданин Тулы, известный в городе краевед, сегодня возглавляет Дом-музей писателя Вересаева.

- Нет, я не занимался историей финской войны, – сообщил он по телефону и... назначил на следующий день встречу в музее.

Через сутки он выложил передо мной список из десятков имен жителей Тульской области, погибших на финской войне. Как добросовестный историк он успел не только найти имена, но и узнать место призыва, а у многих – даты гибели. У некоторых оказалось известным даже место захоронения. Красноармеец 662-го пехотного полка Никита Михайлович Алешин из Чернского района погиб в бою 27 декабря 1939 года и похоронен в районе 32-го километра дороги Суомуссалми – Перанко (на карте, составленной финскими исследователями, точно обозначено место и дата этого боя). Михаил Федорович Алисов из Черепетского района погиб при взятии Суомуссалми 14 декабря и похоронен в окрестностях этого городка. Но место захоронения известно только у тех погибших, которых хоронили свои.

У остальных красноармейцев, чьи имена нашел Вячеслав Иванович, в лучшем случае известны лишь даты гибели, а о других сообщено: «Пропал без вести». Сведения, собранные за сутки краеведом, позволили с уверенностью сказать, что упомянутый моим отцом полностью погибший Белевский полк – это 662-й, именно этот номер части значится в сведениях о гибели красноармейцев, призванных из Белевского и соседних с ним районов Тульской области.

Как найти забытые имена? Вячеслав Боть согласился, что здесь важную роль могут сыграть средства массовой информации. Большинство коллег-газетчиков были внимательны и обещали опубликовать материалы с призывом к читателям помочь восстановить имена не вернувшихся с финской войны. В ходе поездки я убедился, что установление имен, которые должны быть увековечены на камнях монумента, дело нескорое и нелегкое.

Не только туляки должны будут подключиться к поиску. 44-я дивизия, понесшая еще большие потери, формировалась в Житомирской области, и поиск нужно вести в «ближнезарубежной» Украине. Но и в 163-й дивизии воевали не только туляки. В первых томах «Книги памяти» среди воевавших в составе дивизии и не вернувшихся с войны названо немало красноармейцев, призванных из Архангельской области. Уже после поездки в Тулу мне довелось побывать на берегах Двины. И неожиданно узнать, что один из моих (увы, уже неживых) дядей воевал на финской в составе лыжного батальона. Место, где он воевал, никто назвать не мог. Так же нелегко, наверное, будут находиться точные данные о любом из многих тысяч погибших на «незнаменитой» войне.

Но искать надо! Поэт Роберт Рождественский, автор известного всем призыва «Вспомним всех поименно!» справедливо утверждал: «Это нужно не мертвым, это нужно живым!»

Евгений ДАВЫДОВ
Карелия, N 106 (1092) за 25 сентября 2003 года

© Raatteen Portti, 2002–2004
© Karelian Institute for the Development of Education, 2002–2004
© Heninen.net, 2002–2017