heninen.netEnglish | Suomi
с 1997 годаНовое на сайте    Этот день в истории

Прискорбное воспоминание об Олонецком походе

Один из приговоров военно-полевого суда

Давящим и печальным воспоминанием останется в душах участвовавших в Олонецком походе добровольцев из Похъянмаа смерть двух их товарищей незадолго до возвращения в Финляндию. Из-за произошедших неприятных инцидентов и опасного падения дисциплины командование было вынуждено пойти на решительные меры для поддержания требуемого порядка в отступающих частях, привёдшие, в конечном итоге, к смертным приговорам военно-полевого суда. Так, два подобных смертных приговора были приведены в исполнение во 2 батальоне под командованием капитана Хюппёля, и двоим юношам из Похъянмаа пришлось пожертвовать своими жизнями для повышения пошатнувшейся дисциплины в частях. Когда командование принимает такие крайне строгие меры для поддержания дисциплины, оно, разумеется, тщательно взвешивает все факты, принимая во внимание серьёзность ситуации и её предпосылки. Мы не считаем нужным рассматривать, каково было фактическое состояние дел, касающихся произошедшего, равно как и выносить своё безоговорочное суждение. Но так как данный случай уже обсуждается публично, причём высказываются очень жёсткие оценки действиям командования, в особенности из-за того, что входящие в одно подразделение виновные и невиновные были вынуждены жребием определять, кому из них придётся заплатить за совершенные преступления своей жизнью, то приведём описаний событий, сведённое из нескольких совпадающих рассказов товарищей осуждённых к смерти.

В ходе отступления одно из подразделений Олонецкого похода проникло в православную церковь в деревне Ведлозеро, похитив оттуда пшеничную муку, вино и деньги. Об инциденте было доложено командованию (речь идёт о батальоне капитана Хюппёля, в который также входила рота лейтенанта Каллио). На этом основании были арестованы двигавшиеся из Ведлозера добровольцы, общим числом 27 человек. Задержание было произведено на дороге, когда упомянутые добровольцы направлялись из Ведлозера к финской границе. Среди этих 27 была группа из роты Каллио, во главе с неким М. – добровольцем из Раахе. Все задержанные были заперты в риге, где содержались без еды и питья в течение двух суток. Затем, как рассказывают, прибыла машина, которая по решению военно-полевого суда должна была отвезти членов группы М. на расстрел в соседнюю деревню. Командование было отдельно проинформировано о причастности членов группы М. к ограблению церкви. Однако, согласно рассказам, последняя поездка парней была прервана прибывшим на место лейтенантом Каллио, которому нужно отдать должное за то, что приговор не был приведён в исполнение в его первоначальной строгости. Деревня, в которую должны были быть отправлены осуждённые, была к тому времени занята красными и лейтенант Каллио доставил информацию об этом. Далее рассказывают, что командир группы М. уже получил отдельный, ранее вынесенный смертный приговор, и что приговор был вывешен на всеобщее обозрение. Дело, однако, завершилось тем, что смертный приговор командиру группы М. был отменен, но вместо этого к смертной казни был приговорён один из членов группы – Эрвасти, сын фермера из Оулуйоки. Кроме того, из группы нужно было расстрелять ещё одного человека, на которого должен был указать жребий. Юношей заставили бросить жребий и знак смерти вытащил Юрьё Сааренпуу – учащийся лицея из Ий. Однако, по рассказам всех находившихся в Ведлозере товарищей, Сааренпуу был невиновен. Когда другие его товарищи вошли в церковь, он оставался в своей группе, ожидая снаружи, а когда его товарищи вышли из церкви, продолжил с ними свой путь из Ведлозера. Родителям Сааренпуу*, пережившим тяжёлое горе из-за смерти единственного сына, рассказали, кроме прочего, осуждённый, пытавшийся доказать свою невиновность, получил удар по лицу от офицера и жёсткий приказ держать рот закрытым.

Смертные приговоры, согласно информации, полученной газетой «Liitto», были вынесены капитаном Хюппёля. Присутствовавшие рассказывают, что лейтенант Каллио, который помешал привести в исполнение произвольный смертный приговор дюжине человек, не предложил хотя бы опротестовать жребий.

Смертный приговор был приведён в исполнение деревне Палалахта 6 числа этого месяца. Эту тяжёлую задачу поручили солдатам из 3 роты, состоящей из уроженцев Хяме. Сааренпуу умер спокойно и героически. Эрвасти не был убит первым залпом.

Перед исполнением приговора Юрьё Сааренпуу написал письмо своим родным, которое мы публикуем здесь полностью:

Туломозеро, 5 июня 1919 года

Дорогие мама и папа и сёстры!

Это моё последнее письмо, вскоре меня расстреляют совершенно ни за что. Не грустите по мне, простите все и будьте, как бы если меня никогда и не было. Простите меня за все. Я всегда молился Богу. Милая мама, не умирайте от горя, тут ничем уже не помочь, мне следует принять смерть. И не печальтесь, когда тело доставят домой. Не знаю, доставят ли, но если доставят, то похороните**. Ради Бога, не печальтесь. Теперь я понимаю, что такое сбежать из дома – это значит никогда не вернуться. Да защитит вас Господь, передавайте от меня мой последний привет всем знакомым и попросите для меня у Господа прощения и милости. И только не умирайте с тоски и не беспокойтесь более. Плохо я вёл себя дома, и какого только зла не натворил. Передавайте ректору от меня привет и последние слова. Здесь закона не ведают. Если бы ведали, то и меня не расстреляли бы. Это был выпавший мне жребий. Я проклинаю того, из-за которого меня сегодня поведут на расстрел.

Ваш сын Юрьё

Юрьё Сааренпуу было на момент гибели 18 лет и 1 месяц. Он был учащимся 4 класса финского лицея Оулу. Он также принимал участие в Войне за независимость. Как солдат, он был доблестным молодым человеком. Его ранняя гибель принесла горе родителям и двум сёстрам.



Газета «Калева»
20 июля 1919 года

* Отец Юрьё (Егора) Сааренпуу, торговец Симо Сааренпуу (первоначально – Семён Ефимович Митрофанов), переехал в Финляндию из Ухты (Беломорская Карелию) в 1891 году. Прошение о получении финского гражданства он подал лишь в марте 1919 года.
** Его останки так никогда и не были перевезены в Финляндию. По воспоминанию очевидца, Юрьё Сааренпуу был захоронен на месте, причём так, что носки его сапог остались торчать наружу.
© 1997–2021