heninen.netEnglish | Suomi
с 1997 годаТекстовый поиск     Фото-, видео- и аудиопоискНовое на сайте   Этот день в истории

«Ещё о прискорбном воспоминании об Олонецком походе»

В 185 номере этой газеты под псевдонимом Е.Т-ла была опубликована статья с вышеприведённым заголовком, касающаяся расстрелянных в Олонецкой Карелии солдат Эрвасти и Сааренпуу, во многом вводящая в заблуждение и даже противоречащая реальным событиям, а посему требующая исправления.

Сколь бы прискорбным ни было событие, дела должны обстоять так, что если уж оно было предано гласности, то представлять его необходимо именно так, как оно и было в действительности.

Автор утверждает, что «двое добровольцев из Похъянмаа пали жертвами беспрецедентного произвола».

Однако, по рассказам солдат моей роты дело обстояло таким образом, что однажды ночью два вышепоименованных солдата вместе с командиром своей группы и ещё пятью солдатами побывали в Ведлозерской церкви и, как минимум, солдат Эрвасти, по его собственному признанию, взял в церкви большую сумму денег, на которую позднее были куплены табак и другие припасы, каковые были разданы солдатам роты. Солдат Сааренпуу тоже заходил в церковь.

По результатам инцидента военный суд приговорил виновного командира группы к смертной казни и помиловал причастных к ограблению солдат. Это решение было вывешено на всеобщее обозрение на стене Ведлозерской церкви. Впоследствии военный суд, приняв во внимание, что приговорённый к смерти командир группы имеет большие заслуги, помиловал его, а семерых участвовавших в преступлении солдат приговорил к смертной казни за участие в ограблении церкви и дезертирство с фронта.

Это изменение решения военного суда было вызвано не «знакомством с командиром», а уже упомянутыми заслугами командира группы и, возможно, ещё и тем, что командир группы остался в ожидании приговора в Ведлозере, когда моя рота и участвовавшие в ограблении церкви солдаты без приказа ушли из Ведлозера в направлении Финляндии, но были задержаны в Палалахте.

Таково было положение дел, когда нижеподписавшийся прибыл из Финляндии в Палалахту. Семеро приговорённых к смерти из моей роты содержались под арестом в риге в деревне Палалахта. При посещении мной упомянутой риги при разговоре с арестованными они не отрицали своей вины в ограблении церкви, что меня сильно удивило, так как данные солдаты считались в моей роте лучшими и их преступление, вероятно, произошло скорее по причине детского безрассудства, нежели чем с целью получения наживы. Позднее арестованные попросили меня придти к ним поговорить и обратились с совместной просьбой о внесении изменений в решение военного суда. На основании этого я переговорил с некоторыми фронтовыми офицерами, но они считали, что совершённое преступление является настолько тяжким и настолько уронило репутацию всех освободительных сил Олонецкого похода в глазах освобождаемых олонецких карелов, что данный инцидент может быть урегулирован лишь смертным приговором.

Через полк, которому я предложил помиловать обвиняемых и заменить приговор на телесное наказание, приговор военного суда был изменён таким образом, что солдат Эрвасти, признанный на допросе главным виновным, был приговорён к расстрелу и из оставшихся шести приговорённых к смерти расстрелян один по жребию.

Вышеупомянутые солдаты были самыми доблестными и бойкими солдатами моей роты и обычно беспрекословно выполняли свои обязанности.

Псевдоним Е.Т-ла утверждает: при наборе добровольческих частей в Олонецкую Карелию юношей «собирали» «несмотря на запрет родителей». Дело, однако, обстоит таким образом, как видно из объявлений в газетах того времени, что несовершеннолетние должны были предоставлять согласие родителей либо опекунов. Если же солдаты подделывали свои свидетельства, то нижеподписавшийся об этом знать не мог.

В связи с этим я не могу не выразить удивления по тому поводу, что уважаемый автор, будучи не знаком с предметом, может выдвигать такие обвинения, как:
«И хотя родители юношей не дали никакого согласия на участие в походе, лейтенант Каллио взял их обоих в свой взвод, а затем увёз в Олонецкую Карелию, где они, сражаясь сначала вместе с другими добровольцами за свободу Олонецкой Карелии, были убиты за деяние, в отношении какового изначально не было доказано что оно совершено ими, и даже если бы и было совершено, то было ли преступление таковым, чтобы заслуживать подобного приговора.»

Я прошу уважаемого автора поделиться именами тех солдат моей роты, которые осмеливаются утверждать, что «из церкви не было взято ничего, кроме выставленного перед образами господними якобы для съедения зерна, которое съели голодные солдаты».

Что же касается опубликованного в 184 номере этой газеты письма расстрелянного 5 июля в Туломозере солдата Эрвасти, в котором казнённый отрицает своё участие в ограблении церкви, то этот вопрос следует понимать исключительно так, что казнённый отрицает свою причастность к ограблению, щадя своих родителей.

Я привёл здесь описание инцидента, основываясь на рассказах моих солдат с передовой и на моих собственных наблюдениях. Если кто-то хочет подробнее ознакомиться с делом, обратитесь к офицерам военного суда. Я со своей стороны не хочу больше иметь касательства к этому прискорбному делу по той причине, что уже не являлся на момент событий командиром роты.



Суло Каллио
Газета «Liitto», № 188
19 августа 1919 года

© 1997–2021