heninen.net
heninen.netEnglish | Suomi
с 1997 годаНовое на сайте    Этот день в истории

Разъяснение,
данное делегатом Финляндии г-ом Холсти 9 декабря 1939 года Генеральному секретарю Лиги наций г-ну Авенолю

Границы Финляндии

В мирном договоре, а также в договоре о ненападении Советский Союз, исходя из своей собственной воли, сам признал государственные границы Финляндии. Территориальное становление Финляндии происходило в течение многих столетий. Западная часть границы, проходящей через Карельский перешеек, относится к 1323 году, а восточная — к 1618; южная часть границы севернее Ладожского озера (до широты Нурмеса) относится к 1618 году, а северная часть — к 1595 году. В районе побережья Северного Ледовитого океана в 1920 году произошло изменение, когда Советский Союз передал Финляндии область Петсамо в качестве компенсации в соответствии с обещанием, данным еще в 1864 году, когда один из участков территории был присоединён к России. Это в то же время являлось как бы возмещением за то, что Финляндия в 1826 году утратила возможность свободного выхода к Северному Ледовитому океану, поскольку участок территории, до этого использовавшийся совместно с Россией, Финляндией и Норвегией, разделили между собой Россия и Норвегия. В течение всего периода с 1809 года по 1917 год, когда Финляндия в качестве Великого княжества, пользующегося полным внутренним самоуправлением, находилась в составе России, она имела с ней точно определённые границы.


Переговоры между Финляндией и Советским Союзом

В период проводившихся в октябре-ноябре 1939 года переговоров, на которые 5 октября сего года правительством СССР были приглашены представители финляндского правительства, Советский Союз, однако, выступил с отдельными предложениями, которые касались государственной территории Финляндии.

Большинство своих предложений СССР обосновывал стратегическими моментами, которые, как заявлялось, исходят из соображений безопасности Ленинграда. Однако они были приняты во внимание ещё при заключении Тартуского мирного договора, по которому были демилитаризованы внешние острова в Финском заливе и остров Суурсаари, а также достигнута договорённость об уничтожении некоторых фортификационных сооружений, расположенных по финляндскую сторону границы на Карельском перешейке, и о некоторых ограничениях военной активности в районе восточной части побережья Финского залива. Финляндия добросовестно выполняла свои обязательства. Однако теперь Советский Союз стал предлагать, чтобы Финляндия пошла на территориальные уступки в форме аренды или же обмена территориями. Чтобы достичь взаимопонимания с Советским Союзом, правительство Финляндии отнеслось — в тех пределах, в которых это было возможным — положительно к его предложениям. Тот предел, дальше которого Финляндия не считала возможным пойти, определялся следующими двумя принципами:

1. Представленные Советским Союзом соображения касательно обеспечения безопасности не должны осуществляться в ущерб безопасности и обороноспособности другой стороны, т.е. Финляндии;

2. Политика нейтралитета, которой придерживается Финляндия и которую, как заявил Советский Союз, он тоже признает, не должна быть поставлена под угрозу.

Предложения, неизменно выдвигавшиеся Советским Союзом, предусматривали передачу ему территории морской базы на побережье Финляндии в устье Финского залива и перенос границы на Карельском перешейке. Согласиться на эти предложения означало бы отвергнуть указанные принципы.

Встречные предложения Финляндии, в которых она пыталась найти новые формы удовлетворения пожеланий Советского Союза, в конце концов, содержали — помимо частичных уступок территориальным требованиям СССР на побережье Северного Ледовитого океана — передачу Советскому Союзу пяти внешних островов в Финском заливе и южной части острова Суурсаари, а также перенос границы на Карельском перешейке у северо-восточного побережья Финского залива на расстояние 20—25 км от линии древней границы между двумя странами. Передача этих территорий, на которых с давних времён всегда жили финны, означала бы отказ от принципа уважения к национальностям, признанного основателями СССР. Тем не менее, правительство Финляндии было готово пойти на эту тяжёлую жертву, дабы удовлетворить пожелания своего великого соседа.

У финляндского правительства есть предел, через который оно не могло перейти, соглашаясь на уступки. Принцип, в соответствии с которым какое-либо государство в силу своей огромности либо же больших размеров какого-либо своего города имело бы право требовать территориальных уступок от малого государства, является чуждым для политической жизни западного мира. Сами по себе размеры великого государства уже являются его защитой. Требовать, чтобы малое государство отказалось от своих возможностей защищаться — это все равно что уничтожать его свободу. Отказавшись от возможностей создания обороны, оно либо впадёт в зависимость от диктата выдвинувшей такое требование великой державы, либо станет ареной военных действий между великими державами. Никакой угрозы косвенной агрессии — агрессии какой-либо великой державы, направленной через территорию Финляндии против Советского Союза — не существует. Гарантией того, чтобы она никогда не возникала, является сохранение для народа Финляндии предпосылок — вместо ликвидации таковых — обеспечивать в соответствии с его твёрдой волей соблюдение политики нейтралитета эффективной самообороной для поддержания независимого статуса страны.

Переговоры в Москве были прерваны 13 ноября в связи с позицией, которую занял СССР. Финляндская же сторона высказывала надежду на то, что их можно было ещё продолжить и довести до удачного завершения. Высказывавшиеся со стороны Советского Союза утверждения о том, что якобы «неуступчивость» Финляндии в отношении территориальных требований СССР можно было объяснить влиянием каких-то иностранных держав, является в высшей степени необоснованным. На деле же элементарное чувство самосохранения заставляет любое государство заботиться об организации системы обороны, а также создавать на серьёзной основе условия для обеспечения своей государственной независимости. Такое же стремление к сохранению вынуждает каждое малое государство стремиться оставаться в стороне от военных действий между великими державами и заботливо оберегать свой нейтралитет. Утверждение о том, что Финляндия на переговорах своей неуступчивостью показала враждебность по отношению к СССР, противоречит истине, ибо Финляндия не выдвигала никаких требований и угроз. Финляндия не угрожала ему, а наоборот, была готова пойти на тяжёлые в национальном и военном отношении уступки, которые должны были быть достаточными для укрепления безопасности Ленинграда.

Ещё в то время, когда в Москве шли переговоры, военные самолёты Советского Союза совершали многочисленные нарушения воздушного пространства Финляндии. В период с 10 октября по 14 ноября число их достигло примерно 30. Финляндия по дипломатическим каналам обращала на это внимание Советского Союза, но не хотела чересчур заострять этот вопрос, дабы избежать возможного ухудшения отношений и облегчить ход переговоров, которые велись. После того как переговоры были прерваны, Советский Союз развязал по радио и в печати систематическую пропаганду против Финляндии. Однако более бесцеремонные формы действия Советского Союза против Финляндии начали принимать 26-го ноября. Этот последний этап длился до 30-го ноября, когда Советский Союз начал агрессию против Финляндии.

В тот день, 26 ноября, Советский Союз выдвинул против Финляндии обвинение в том, что будто бы финские войска совершили артиллерийский обстрел советских войск, размещённых в районе деревни Майнила на Карельском перешейке. Советское правительство тем самым хотело засвидетельствовать, что концентрация финских войск вблизи границы создаёт угрозу для города Ленинграда и представляет собой враждебные действия против Советского Союза. Оно предложило, чтобы правительство Финляндии отвело свои войска на Карельском перешейке подальше от границы на 20—25 километров и таким образом исключило возможности для якобы новых провокаций.

Выражая готовность доказать свою непричастность к данному инциденту и устранить поводы для возможных недоразумений, Финляндия 27 ноября предложила, дабы ликвидировать всякую неясность, провести совместное расследование, заявив, в частности, что в непосредственной близости от границы артиллерия размещена не была. Она предложила, чтобы обе стороны отвели свои войска от самой границы. Ответом на это было следующее: советское правительство 28 ноября заявило о том, что оно в одностороннем порядке разрывает договор о ненападении, что полностью противоречило чётко сформулированным положениям договора.

После этого Финляндия предложила урегулировать вопрос в предусмотренном договором порядке, который надлежит применить именно в том случае, когда речь идёт о нарушении обязательств, касающихся ненападения. Финляндия в качестве альтернативы объявила о своей готовности рассмотреть возникшее противоречие с привлечением посредничества нейтральной стороны, дабы представить веское доказательство своего стремления достигнуть взаимопонимания с Советским Союзом и отвергнуть его утверждения. Финляндия объявила о том, что она готова договориться с СССР об отводе своих размещённых в обороне на Карельском перешейке войск на такое расстояние от Ленинграда, чтобы не существовало никакой возможности угрозы его безопасности.


Начало военных действий

Однако прежде чем финляндский посол в Москве успел передать ответ Финляндии в Комиссариат по иностранным делам, Советский Союз вечером 29-го ноября разорвал дипломатические отношения с Финляндией. Этот ответ финляндской стороны на объявление Советским Союзом о расторжении договора о ненападении все же был передан в Комиссариат по иностранным делам после полуночи, в ночь на 30 ноября. В связи с упомянутой выше нотой финляндской стороны Советский Союз был полностью информирован о безусловной готовности Финляндии договориться об отводе своих войск на Карельском перешейке на условиях, предлагаемых Советским Союзом, однако, несмотря на это, он 30 ноября начал свою агрессию против Финляндии.

Вечером 29 ноября и в последующую ночь советская радиопропаганда против Финляндии велась с особой интенсивностью. Финляндия безосновательно обвинялась в неоднократных различных пограничных нарушениях, хотя финляндские вооружённые силы, а также пограничные войска, которым даже был отдан приказ отойти на некоторое расстояние от границы во избежание пограничных инцидентов, находились все время на финляндской стороне и воздерживались от всякой вооружённой активности, в то время как советские войска вечером 29-го числа* совершили переход границы в районе Пумманки в области Петсамо и захватили трех финских пограничников.

Финляндская сторона уже в этот же вечер заявила о том, что распространяемые Советским Союзом вышеупомянутые данные являются ложными, и прокомментировала данный факт грубого нарушения границы, совершенного Советским Союзом. При этом, однако, уже стало очевидным, что СССР принял решение начать против Финляндии войну. Финляндия же не могла ожидать, что война разразится так быстро, уже на следующее утро, так как никакого объявления войны и даже ультиматума ей предъявлено не было. Ещё в меньшей степени можно было предположить, что Советский Союз, помимо всего, будет наносить удары по беззащитному гражданскому населению.

30-го ноября примерно в 9 часов утра советские самолёты появились в небе над Хельсинки и начали бомбить город и расположенный поблизости от него аэродром. Налёт повторился в этот же день примерно в 14.30, при этом погибло несколько десятков гражданских лиц, главным образом это были женщины и дети. Бомбами было уничтожено много гражданских объектов, возникли многочисленные пожары. В этот день советские самолёты бомбили также многие другие города, в частности, Выборг, Турку, Лахти и Котка, а также некоторые другие населённые пункты внутри страны, в частности, крупный государственный завод в Энсо. От этих бомбардировок пострадали главным образом мирные жители и их имущество. При бомбардировках пострадали даже такие здания, которые в соответствии со статьёй 27 регламентирующего ведение наземных боевых действий Положения IV Гаагской конвенции от 1907 года подлежат особой защите. Так, бомбы разрушили в Хельсинки одну из церквей, а в Энсо вызвали пожар в расположенном там здании больницы. Во время этих бомбардировок в первый день во всей стране погибло 85 человек гражданских лиц, из них только в Хельсинки — 65 человек. На следующий день бомбардировкам снова подверглись многие города и другие населённые пункты, при этом количество погибших гражданских лиц также составило несколько десятков, причинен большой материальный ущерб. Наверняка целью этих бомбардировок являлось уничтожение именно мирных жителей и их имущества. Можно объяснить эти нанесённые воздушными налётами разрушения тем, что были допущены просчёты при бомбометании. Однако было отмечено, что летевшие низко самолёты нацеливали огонь из своих пулемётов прямо на гражданские здания, в частности, на школы, а также на бегущих в укрытия женщин и детей.

Сухопутные войска и военно-морской флот СССР также проявляли такую же жестокость и презрение к элементарным положениям, касающимся ведения войны, открывая огонь по женщинам и детям, даже по тем гражданским лицам, которые оказывались в воде.

Что касается военных действий, то они также были начаты утром З0-го ноября, когда советские войска перешли границу и завязали бои в финском приграничье с держащими оборону войсками во многих местах как на Карельском перешейке, так и на восточной границе от Ладожского озера до Петсамо. К настоящему времени советские войска заняли часть области Петсамо, а также отдельные небольшие участки на Карельском перешейке и к северу от Ладожского озера, которые были оставлены нами исходя из военных соображений. Кроме того, советский военный корабль подверг обстрелу участок финляндского побережья в районе острова Руссарё, однако, получив повреждения, вынужден был все же отойти. Некоторые внешние острова Финского залива, которые в соответствии с положениями заключённого с СССР в 1920 году Тартуского мирного договора, включёнными в договор по требованию СССР, были оставлены без фортификационного и оборонительного прикрытия, оказались теперь занятыми вооружёнными силами Советского Союза, который воспользовался указанным обстоятельством. Боевые действия полномасштабного характера продолжаются на всем протяжении границы.

Все это указывает на то, что Советский Союз, бесспорно, предпринял против Финляндии действия, квалифицируемые соответствующим образом в пунктах 2 и 3 статьи II международного договора, заключённого в Лондоне по его инициативе 3-го июля 1933 года и определяющего понятие «агрессия» (к этому договору в 1934 году присоединилась и Финляндия), так что Советский Союз, следовательно, исходя из его же собственного представления, может считаться агрессором.

Уже на следующий день после начала войны Советский Союз через свое радиовещание объявил о том, что им создано на территории Финляндии в местечке Терийоки, что на Карельском перешейке вблизи границы Финляндии с СССР, новое «демократическое» правительство для Финляндии. В это правительство входят бежавшие в Россию финские коммунисты, которые почти все бежали в Россию 20 лет тому назад и которые виновны в измене родине и организации восстания, за что некоторые из них даже приговорены судом к наказанию. Такой созданный иностранной державой орган власти не может иметь никакого авторитета и значения ни для Финляндии, ни, по всей видимости, для других государств. Законное правительство Финляндии вопреки сделанным со стороны СССР заявлениям продолжает находиться в столице государства.

В тот день, когда советские войска вторглись на территорию Финляндии, Североамериканские Соединённые Штаты дружески предложили свои услуги для урегулирования этого конфликта мирным путём. Советский Союз, однако, высокомерно отверг это предложение, в то время как Финляндия, напротив, несмотря на то, что она является пострадавшей стороной, объявила о том, что она с благодарностью принимает предложение. Финляндия предприняла также дополнительные шаги в своем желании действовать во благо мира как в регионе Северных стран, так и во всем мире. Стремясь забыть испытанную на себе огромную несправедливость и выпавшие на ее долю невосполнимые потери, вызванные гибелью людей и имущества, она при посредничестве посла Швеции обратилась 4 декабря к правительству СССР с предложением снова начать переговоры. При этом Финляндия заявила, что она согласна на то, чтобы выдвигать новые предложения с целью удовлетворительного решения вопросов, имеющихся между СССР и Финляндией. Однако и это предложение Советский Союз отверг, заявив лишь, что он желает вести переговоры только с упоминавшимся выше правительством, которое он сам создал у самой финляндской границы; кроме того, он заявил, что посол Швеции не имеет даже права выступать в роли блюстителя интересов Финляндии.

Таким образом, Советский Союз ясно дал понять, что он намеревается, невзирая ни на что и не гнушаясь никакими средствами, продолжать свою вооружённую агрессию против Финляндии до тех пор, пока не получит возможность распоряжаться здесь по своему усмотрению и уничтожить, таким образом, независимость и само существование Финляндии, хотя комиссар по иностранным делам СССР Молотов во время переговоров между представителями Финляндии и СССР в официальной речи, которую он произнёс, заверял в совершенно обратном.

  • Точнее — 28 ноября.
© 1997–2016
Отправить сообщение Andrew Heninen