heninen.net
heninen.netEnglish | Suomi
с 1997 годаНовое на сайте    Этот день в истории

1785

Фрагменты из книги академика Н.Я.Озерецковского
"Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому"

Часть IV

Выехав из Имбилацкой губы надобно поворотить в левую сторону и ехать другою губою к деревне Сумерье, лежащей на берегу озера, где находится весьма пригожий красный гранит, который брали отсюда под Исакиевскую церковь. За упомянутою деревнею следует небольшая деревушка Гирважи при реке Сюскюве, на которой стоит пильная мельница в близком расстоянии от ее устья. Отсюда ездил я сухим путем к русскому погосту Киделе (Киделя), который расстоянием от оной пильной мельницы верстах в пяти, но если бы отправиться туда водою, то надобно было проезжать длинную губу, при конце которой лежит Киделя. Место сие примечания достойно по гранатам, которые там во множестве находятся. Камни сии величиною попадаются близ небольшого грецкого ореха, и малые ребята собирают их на поле, когда крестьяне пашут свою землю, из которой сохою вырываются они наружу; но гнездо их находится в тальковом камне, киделя киви каллио там называемом, который начинается в лесу от селения не более как на версту и вровень почти с поверхностию земли обширно распростирается. В разных местах видны наруже небольшие гранаты в камнях сидящие и добывать их нет никакой трудности, потому что камень не крепок и от молота тотчас растрескивается. В одном месте видны там старинные покушения, чтоб добывать гранаты из камня, который сбоку подрыт и несколько повыломан. Кидельские жители, по преданиям старейших, рассказывают, что опыт сей делали некогда шведы. Наружные гранаты в камне по большей части мелки и с трещинами, но внутри проскакивают нарочито крупные, цельные и очень чистые гранаты, которые можно употреблять на перстни. В Сердоболе видел я перстень, сделанный из здешнего граната, на котором темно-красный цвет столь был чист, что камень почти прозрачным казался. Место сие достойно любопытства испытателей природы и заслуживает внимания искателей земных сокровищ.

Возвратясь из Кидели к моему судну, продолжал я путь свой по озеру в некотором расстоянии от неровного и закоулистого берега к деревне Питкаранде, до которой от вышепомянутой деревушки Гирважей проехал я более двадцати верст, приворачивая к разным островам в том краю озера рассеянным, из коих иные состояли из голого камня и устланы были травою молодилом (Sedum acre), другие поросли ельником. К деревне Питкаранде проливается от озера широкая и длинная губа, далеко еще простирающаяся за деревню, которая лежит на правом или восточном ее берегу. Деревня сия называется также по-русски Долгим берегом, потому что от нее начинается ровный, низкий и большею частию прямой берег, какой окружает всю восточную сторону Ладожского озера даже до вершины Невы. Под Питкарандою кончатся высокие и каменные горы, окружающие озеро от Кексгольма до Долгого берега; тут пресекаются и губы, которые в гористой оной окружности весьма часты; исчезают также каменистые острова, какими северная часть озера усеяна; от Питкаранды как берег, так и самое озеро совсем другой вид принимают.

О всем гористом кряже, прилежащем к озеру, вообще сказать остается, что он наиболее изобилует каменьями, которые хотя отчасти г.Алопеусом и описаны, но минералоги еще много там найдут, что в общественную пользу обращено быть может. Кроме камней изобилует также страна оная и лесом; потому на всех почти реках в озеро впадающих находятся пильные мельницы, которые хозяевам богатую приносят прибыль. Недостаточен край сей пахотными местами к пропитанию великого числа жителей, которые однако ж могли бы приобретать себе содержание прилежнейшим обработыванием удобных для пашни мест, если бы доставало у них на то смысла и не усыпляла бы их леность, от которой не пробуждаются как только голодом, общим со всеми животными чувствованием. Природа в стране сей сама собою ничего снедного не производит кроме некоторых ягод, как-то земляники, черницы и пр. Она требует трудов, которые бы даров ее стоили, и всегда награждает земными плодами тех, которые землю прилежно обрабатывают. Хлеб ежегодно родится очень хорош, но мало его сеют.

В близком расстоянии от Питкаранды, или от начала долгого берега, впадает в озеро река Укса, пред которою оканчивается Имбилацкий погост и от которой начинается погост Салминский, принадлежащий графам Орловым. По имени реки Уксы прилежащий к матерой земле большой остров называется Уксинским; он отделяется от земли очень узким травянистым проливом Люзи называемым, которым едва только на лодке проехать можно. Уксинский остров от северо-восточного берега простирается по озеру в южно-западную сторону и другим своим концом примыкается к меньшему острову Лунгальскому, между которым и Уксинским находится глубокий пролив Пелля. Позади Лунгальского острова в том же направлении лежит большой остров Мызинский или Куролацкий, отделяющийся от Лунгальского узким проливом Улахтою, который по обе стороны оброс хвощом. Конец Мызинского острова подходит к озерному берегу, оставляя небольшой пролив Перемя называемый, который мелок и больших судов с грузом не пропускает. Сии три острова вдоль озера лежащие, замыкают между собою и озерным берегом пространное плесо или салму, в которую впадают реки Укса, Церковная, Тулома и Минола. Из сей салмы грузные суда в озеро выходить могут одним только проливом Пеллею, ибо все другие проливы между островами и матерою землею очень мелки, а Пелля есть из них самый глубокий. За Лунгальским островом, между которым и Уксинским пролив Пелля находится, лежит величайший из всех островов Манецкий, который также в длину озера простирается и замыкает между собою и Лунгальским островом довольно широкий пролив, которым суда из Пелли вышедшие в открытое проходят озеро.

Все сии острова поверхность имеют ровную и невысокую, изобилуют лесом, лугами и пашнями, которые обрабатывают живущие на сих островах крестьяне, кои все принадлежат графам Орловым так как и весь Салминский погост, в котором считается мужеского пола 1784, женского душ. На означенных островах деревни находятся следующие:

на Уксинском Алаукса, Уксаломпеа; в них дворов 34;
на Лунгальском у пролива Пелли деревня Лунгала. На сем острове видел я отродье коров сред ней величины, кои всегда бывают комолые, но собой нарочито видные;
на Мызинском или Куралацком мыза Куралакс, деревни Перямя, Варбагажи и Гива. На двух островах крестьянских дворов считается 50;
на Манецком в северном конце деревня Пелдожи, посредине деревня Орихсельги, на южном конце деревня Тюмбяжи; в них дворов 117. Крестьяне на сем острове живущие хорошо строят мелкие суда, как-то соймы и лодки.

Отдалившийся от упомянутых островов в южную сторону озерный берег дает место вышесказанной салме, между островами и сим берегом находящейся. В салму сию втекает река Укса, возле которой лежит деревня также Уксою называемая; от сей именно деревни начинается погост Салминский, который по берегу Ладожского озера на 49 верст простирается. Не в дальнем расстоянии от устья реки Уксы впадает в салму река Церковная, при устье которой на правой стороне по ее течению находится российская церковь и при ней живут одни только церковнослужители, а на другой стороне три двора прихожан. Прихожане сей церкви суть все жители Салминского погоста, которых число, как выше сказано, до 3470 человек простирается, и все они родились в греко-российской вере, которую и исповедуют. Умный и трезвый священник, живущий по реке Церковной, для прихожан своих подражательным служит образцом.

Не более версты от реки Церковной отстоит устье реки Туломы, на которой построены пильные мельницы, из четырех анбаров состоящие. На них, по сказкам прикащика Маковкина, приготовляется в год тесу с лишком на 30 тысяч рублей. Лес прогоняется на сии пильные заводы по реке Туломе, на которой верстах в семи от устья находятся пороги, от коих к устью река сия довольно глубока и дает вход и выход галиотам для тесу туда приходящим. Такие пороги, больше или меньше высокие, находятся на всех реках, как больших, так и средних, впадающих в Ладожское озеро. Причиною сему неровные каменистые места, по которым они текут; и сколько ни быстры, однако твердых камней на пути им сих встречающихся смыть и унести с собою не могут. Кряжи таковых камней составляют оные пороги, с которых вода во многих реках с превеликою падает силою; несмотря на сие, из гоняльщиков леса такие сыскиваются смельчаки, что, стоя на одном бревне и не имея в руках кроме багра, спускаются по воде с оных порогов в находящиеся под ними пропасти и по большей части на бревне удерживаются.

Часть V

© 1997–2016
Отправить сообщение Andrew Heninen