heninen.net
heninen.netEnglish | Suomi
с 1997 годаНовое на сайте    Этот день в истории

К истории города Олонца и его окрестностей

В архиве Св.Синода, в отделе рукописей, хранится несколько переплетенных рукописных сборников, принадлежавших высокопреосвященному Игнатию, бывшему архиепископу Олонецкому. Пересматривая разнородные статьи, заключающиеся в означенных сборниках, я встретил между ними две записки, касающиеся города Олонца и его уезда, и с понятным любопытством обратил на эти записки особенное внимание.

Оказалось, что они были присланы к архиепископу Игнатию в июне 1836 года, а составителем их был мещанин города Олонца Иван Кондратьев. Посылая свой труд при особом письме на имя высокопреосвященного, Кондратьев просил архипастыря снисходительно отнестись к недостаткам его записок, так как он, "кроме азбуки, научился грамоте самоучкой", - благосклонно принять посылаемое и "тем поощрить его на дальнейшее время к подобным же наблюдениям и изъяснениям".

"О времени населения и основания Олонца дошли до нас, - писал любознательный Кондратьев его высокопреосвященству, - некоторые только письменные записки, и как о сем, так и о бывших военных происшествиях и прочих достойных замечания событиях, дошли до нас изустные только предания, впрочем основанные большею частью на неопровержимых доказательствах. Что означают названия: Олонец, Корела, Анус, Ливвин, не только русским, но и корелякам поднесь неизвестно. Испытуя и любомудрствуя о сем, при способе знания корельского и частью финского языков, нашел я начала и причины как означенных, так и прочих корельских названий значительных и примечательных, мест окрестностей Олонца, обратя притом особое внимание на те места, где имеются св.Божьи храмы. И дабы оные не могли дотоле оставаться в безгласности, составил я записки".

Само собою понятно, что по вопросу о первоначальной колонизации Олонецкого уезда Кондратьев не мог иметь верного представления и точных сведений, что и обнаруживается в его записке; но сделанная им попытка филологически объяснить корельские наименования разных Олонецких селений, озер и рек заслуживает внимания. Эта именно попытка и придает его рукописи тот интерес, ради которого главным образом стоит целиком уделить ей место в печатном органе Олонецкого края. Хорошо бы при этом было сделать критическую оценку филологических розысканий Кондратьева, поправить и дополнить их, но я, к сожалению, не владею необходимым для того знанием корельского языка.

Кроме филологических объяснений, записки Кондратьева содержат в себе несколько любопытных исторических преданий. Например, любопытно предание о тех жилищах, какие в давнюю старину строили для себя пограничные со шведами олончане; или предание о том, как в 1617 году русские и шведы проводили пограничную черту между своими владениями. Впервые также записано здесь предание о встрече Петра Великого жителями г.Олонца, во время одного из путешествий Его Величества к Марциальным водам.

Записка о населении и основании Олонца и изъяснение происхождения разных корельских слов и примечательным местам названий

25. Кондуша. Кондуша называется по-корельски Стройчан-конду, что означает Троицын (по близкому расположению Александро-Свирского монастыря), в различие от Пограничной Кондуши. Конду есть собственное название одного участка земли, обрабатываемого одним хозяином; и под сим же следует разуметь, что самое жилище владельца есть в некотором расстоянии.

26. Пограничная Кондуша. Деревня Пограничная Кондуша называется по-корельски Рая конду. Рая означает черту, границу. Близ сей деревни, на берегу Ладожского озера и между оною деревнею и другою таковою же, лежащею на шведской стороне, называемой Грозной, есть два камня, называемые по-корельски рая-кивет, т.е. "камни начала границы"¹. На них имеются изображения высеченные: с Российской стороны - крест осьмиконечный, а со Шведской - подкова лошадиная, и на последней несколько истершихся шведских литер, с означением 1617 года. От сих камней проведена была граница следующим образом: русские и шведы, имея при себе часы, шли по предполагаемым для границы местам поочередно и по два часа времени; посему каждая сторона, выгадывая себе в свою очередь лучшие места, часто проходила поперек деревни, разрезывая оные на обе стороны, как они и теперь еще существуют.

Сообщил Е.М.Прилежаев
Олонецкий сборник: Материалы для истории, географии, статистики и этнографии Олонецкого края, выпуск 3. Петрозаводск, 1894.

¹ Один из камней, о которых упоминает Кондратьев, это - так называемый "Варашев камень", который находится на Ладожском озере, близ Пограничных Кондуш, около самой окраины берега, в 10 саженях от гранитного мыска, и представляет из себя большой красного цвета валун гранита, отдельно лежащий в воде и возвышающийся на 2 аршина над уровнем озера. Этот камень, действительно, служил начальным межевым знаком той пограничной линии, которая была проведена между Россией и Швецией после Столбовского договора 1617 года. В современной межевой записи, составленной в октябре 1618 года, он назван "Варачев камень, Варачин тож", причем отмечено, что на нем сделана и "грань, - крест в кругу, да короны и годовое число". Последняя по времени и лучшая археологическая заметка о Варашевом камне была напечатана в 10-м томе "Древностей", издав. Московским Археологическим Обществом (Москва, 1885, стр. 102-104), и во 2-м выпуске "Олонецкого Сборника" (Петрозаводск, 1886). В этой заметке есть также речь и о втором камне, упоминаемом в записке Кондратьева; именно, сообщается, что этот камень находится у полотна дороги Сердобольского почтового тракта, между деревнею Пограничные Кондуши, Олонецкого уезда, и домом Вирдильской таможенной заставы в Финляндии; что он, без всякого сомнения, есть продолжение пограничной черты, определенной межевыми знаками по Столбовскому договору, и что в высечке на этом камне находятся шведские короны и буквы не русского алфавита. Кондратьев, разумеется, сделал ошибку, приняв шведские короны за лошадиные подковы. В упомянутой межевой записи 1618 года ясно об этом сказано: "Межи и грани у нас (межевальных послов) с обеих сторон праведно сысканы, смотрены и разлучены, и кладены по старожильцевым сказкам вправду, как изстари бывало. А грани на тех местах ныне кладены: Российскаго Государства с стороны деланы кресты, а с Свейскаго Государства стороны деланы короны, а в оных местах копаны вообще ямы и насыпаны углем" (1-е Полное Собрание Зак. Рос. Имп., т.1, N19, стр.203). Е.П.
© 1997–2016
Отправить сообщение Andrew Heninen